Джонсон ушел. Без обещания вернуться

Джонсон ушел. Без обещания вернуться

Вчера вечером премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назначила Джереми Ханта новым главой МИД страны. Кандидатуру Ханта уже одобрила королева Елизавета II. За несколько часов до этого глава внешнеполитического ведомства Великобритании Борис Джонсон подал в отставку с занимаемого поста. Мэй огласилась с его решением, поблагодарив за проделанную работу.

Борис Джонсон покинул правительство вслед за министром по вопросам Brexit Дэвидом Дэвисом менее чем через день. Оба они были сторонниками "жесткого Brexit", и после решения Мэй о смягчении условий выхода Великобритании из ЕС, стало понятно, что пути ключевых министров и премьера разошлись.

Глава МИД был категорическим противником создания зоны свободной торговли с ЕС, что намерена предложить континентальным партнерам Тереза Мэй. Ему не нравилась идея избирательного подхода к товарам и продукции, которые освобождались бы от будущих ограничений. По его мнению, такой сценарий, по сути, продлевал пребывание Великобритании в ЕС, неуклюже и нелогично камуфлируя это, и главное – вопреки желанию граждан Королевства, считающих членство в объединении непозволительной роскошью для страны, или само объединение ненужной обузой для британского государства.

На посту министра иностранных дел Джонсон в целом зарекомендовал себя не очень гибким переговорщиком, неудобным для партнеров по диалогу. За исключением одного и главного из них – США. За глаза про него говорили, что он больше похож на неформального представителя Вашингтона в Лондоне, чем главу Форин-офиса, всегда считающегося с интересами Вашингтона, действующего с ним, как правило, в тесной связке, но при этом не возвышая его интересы над собственными национальными.

Вероятно, с учетом этого контекста, в экспертных кругах не исключают и того, что отставка Джонсона вызвана не только обострившимися противоречиями с премьером, но и с грядущим изменением общей атмосферы и обстановки на международной арене.

Речь о встрече президентов США Дональда Трампа и России Владимира Путина через неделю в Хельсинки. Никто не берется в точности предугадать, что именно произойдет в столице Финляндии. Политологи лишь осторожно предполагают, какие именно вопросы обсудят главы государств, находящихся в состоянии "холодной войны". Еще более расплывчаты они в рассуждениях, к чему именно могут прийти Путин и Трамп и о чем именно сумеют договориться. Но практически все единодушны в том, что раз уж президенты встречаются, то, несомненно, о каком-то компромиссе по какому-либо из вопросов будет обязательно объявлено. И совсем не исключено, что даже по нескольким сразу. В ином случае такие политические тяжеловесы встречаться бы не стали. Не принято так, не заведено, чтобы президенты США и России (в прошлом СССР) после переговоров разочарованно разводили руки в стороны. И Хельсинки в качестве места встречи выбран не случайно – именно в финской столице в прошлые годы происходили наиболее значимые и результативные диалоги Вашингтона и Москвы.

В условиях же вероятного потепления политического климата Борису Джонсону – принципиальному стороннику не только "жесткого Brexit", но и жесткого отношения к России путем максимального ужесточения всевозможных санкций, и отметившемуся на этой ниве множеством радикальных заявлений с соответствующим содержанием – было бы дискомфортно. "Переобуваться" же на ходу – на это у министра нет времени. И желания тоже – ибо любое смягчение риторики в адрес России сопряжено с потерей лица, настолько непримиримого соперника Москвы вылепил он из себя, хотя при этом и подчеркивал свою слабость "убежденного русофила" (!) к русской литературе.

Достаточно вспомнить такую его фразу перед встречей министров иностранных дел "Большой двадцатки" в Аргентине: мы завидуем способности Дональда Трампа единолично вводить ограничения в отношении российских олигархов и советников президента Путина, и надеемся, что после выхода Великобритании из Евросоюза сумеем проводить такую же решительную политику против России в вопросе санкций – ведь Лондону уже не придется согласовывать свои действия с кем-либо.

Борис Джонсон при подходящих случаях не раз давал понять, что только членство в ЕС, вынуждающее чуть ли не о любом шаге информировать Брюссель и получать его санкции, мешает запустить собственных сценарии против России, который фатален ля "империи зла": "У нас есть собственные схемы и подходы… и когда в марте 2019 года Великобритания выйдет из ЕС, то у нее появится возможность занять более жесткую линию".

Трудно сказать, какие именно "схемы и подходы" хранились в сейфе в кабинете Джонсона, но "излюбленной темой" его суждений в этом русле стала тема российских олигархов и "грязных денег". В частности, по мнению некоторых наблюдателей, недавние неудобства владельца футбольного клуба "Челси" Романа Абрамовича при получении визы, скорее всего, проистекают конкретно из антироссийских инициатив Джонсона.

Так или иначе, но с резкими (насколько они действительно резкие можно будет судить позже) изменениями – это и запуск "мягкого Brexit", и вероятная разрядка в американо-российских отношениях с логически предполагаемым снижением (как минимум) накала санкционной войны, Борис Джонсон мог стать похожим на политика, не уловившего дуновения ветра.

Конечно, исключать напрочь его возвращения на политическую арену нельзя. Во-первых, потому как в политике исключать ничего нельзя. Во-вторых, в тяжелые периоды политического антагонизма такие деятели становятся востребованными. Пусть в ином качестве, чем глава Форин-офиса.

"Многое на Даунинг-стрит покрыто туманом, кроме одного - все отчетливее проступают контуры правительственного кризиса", - так прокомментировала отставку Джонсона официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее же оценке, "даже британский король политической эксцентрики" не захотел оставаться в "дырявой шлюпке" правительства Терезы Мэй.

7785 просмотров






Популярные