Как Райс, Обама и Помпео по очереди оправдали внешнюю политику США на Ближнем Востоке

Как Райс, Обама и Помпео по очереди оправдали внешнюю политику США на Ближнем Востоке

За последние два десятилетия в Каире побывали три высокопоставленных чиновника США, чтобы изложить свое видение американской внешней политики на Ближнем Востоке. Кондолиза Райс, Барак Обама и Майк Помпео по очереди оправдывали неудачную политику Вашингтона, критикуя своих предшественников. Как сообщает телекомпания "Аль-Джазира" в материале What three Cairo speeches tell us about US foreign policy, в июне 2005 года государственный секретарь США Кондолиза Райс выступила с речью в Американском университете в Каире через два года после вторжения США в Ирак. Свержение Саддама Хусейна отразилось на ситуации во всем регионе, и тогдашний президент США Джордж Буш объявил себя факелоносцем свободы и демократии в регионе. Именно поэтому в ходе своего выступления Райс долго рассуждала о ”свободе” и ”демократии” на Ближнем Востоке, говоря о шести десятилетиях поддержки ”стабильности за счет демократии” со стороны США. К тому времени администрация Буша уже отправила домой сотни тел американских солдат, убитых в Ираке, а многим еще предстояло погибнуть.

Четыре года спустя, в июне 2009-го, президент Барак Обама выступил с совершенно другой речью на мероприятии, организованном университетом Аль-Азхар и Каирским университетом. Критики назвали его тогдашний визит ”туром извинений” за ненадлежащее поведение США при администрации Буша. Обама говорил об исторической напряженности между Америкой и исламским миром, которую он постарается снять. Обама хотел снизить суннитско-шиитскую напряженность, протянув руку Тегерану, и достичь мирного соглашения между палестинцами и израильтянами. Но это были две довольно противоречивые задачи. Иранское влияние в регионе выросло после вторжения в Ирак, Израиль и Саудовская Аравия стали уделять все больше внимания его сдерживанию; следовательно, ни одна из сторон не была заинтересована в достижении соглашения с палестинцами до тех пор, пока США не сделали приоритетом противодействие иранскому влиянию. Обама не смог достичь ни одной из поставленных целей, и решил использовать американские беспилотники для бомбардировки целей по всему исламскому миру, убивая сотни невинных мирных жителей.

Десять лет спустя государственный секретарь Майк Помпео также отправился в Каир, где выступил с ключевой внешнеполитической речью. Он заявил, что ”эра американской самоуверенности позади”, подверг критике наследие Обамы на Ближнем Востоке, представив при этом весьма противоречивую политику. При более внимательном анализе его слов, становится очевидным, что некоторые аспекты политики, проводимой администрацией Трампа, ничем не отличаются от доктрины Обамы.

Помпео раскритиковал Обаму за разобщение в Ираке, заявив, что ”после выхода Америки остается хаос”. Он также высоко оценил политику администрации Трампа, отметив, что численность американского контингента в Ираке сократились с 166 000 до 5000, но пропустил тот факт, что вывод был решением, принятым Обамой.

Помпео также изложил еще одно продолжение доктрины Обамы: противостояние ИГИЛ (запрещена в РФ и других странах) за счет использования беспилотников  и с помощью партнеров на местах, а также  расширения возможностей союзников для защиты границ.

Помпео сделал все возможное, чтобы подчеркнуть антииранскую политику администрации Трампа, заявив: ”В странах Ближнего Востока никогда не будет безопасности, они не достигнут экономической стабильности и не смогут осуществить мечты своего народа при постоянном продвижении со стороны иранского революционного режима”. Однако сдерживание Ирана в эпоху Трампа означает введение жестких санкций в отношении режима без участия значительной части международного сообщества.

Госсекретарь Трампа также говорил об ”укреплении долгосрочных альянсов и создании новых партнерских отношений”. Тем не менее многие союзники США в регионе чувствуют себя неуверенными по поводу приверженности нынешней администрации региональным альянсам.

В то время как отдельные части выступления Помпео кажутся сторонним наблюдателям противоречащими друг другу, возможно, что его главным слушателем был босс в Овальном кабинете. Не имея возможности обратиться к нему в частном порядке, Помпео, вероятно, хотел послать Трампу публичное сообщение о том, что уход из Сирии - шаг в духе Обамы, зная, что президент ненавидит больше всего, когда его сравнивают с предшественником.

Какими бы ни были истинные намерения Помпео, его речь подтвердила тревожную реальность: никогда в новейшей истории внешняя политика США не была так связана с внутренней политикой и напряженностью внутри президентской администрации. Теперь, когда Джеймс Мэттис больше не является главой Пентагона, Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон будут конкурировать за внимание своего босса и стремиться к формированию внешней политики США на Ближнем Востоке в соответствии со своими убеждениями. Американская политика достигла сюрреалистического порога, когда Болтон, ярый сторонник войны в Ираке, считается единственным голосом разума, вещающим о спасении сирийской политики США. Болтону и Помпео будет сложно выполнять свою работу, поскольку оба политика потеряли доверие на Ближнем Востоке. Трамп никогда не был более изолирован внутри страны и за рубежом, и защитной речи госсекретаря в Каире недостаточно, чтобы спасти президента США от самого себя.

6030 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!