Кризисы на Ближнем Востоке могут изменить энергетическую политику Азии

Кризисы на Ближнем Востоке могут изменить энергетическую политику Азии

Кризисы на Ближнем Востоке могут иметь серьезные последствия для энергетической безопасности в Азии, включая Индию и Китай. Эти две страны пытаются уменьшить свою зависимость от ближневосточной нефти и рассматривают альтернативные источники возобновляемой энергии. Новой осью энергопоставок могут стать Китай, Россия, Иран и Пакистан.

Как отмечает аналитическое издание Asia Times в материале Crises in Middle East could change Asia’s energy security dynamic, наследный принц Саудовской Аравии, подталкиваемый США, в настоящее время выступает против Ирана. Эр-Рияд и его региональные союзники приняли агрессивную позицию против Катара, который сближается с Тегераном. США и Саудовская Аравия хотят сблизиться с Ираком, а в самом королевстве не спадает внутренняя напряженность.

Чтобы понять возможные сценарии развития событий, необходимо рассмотреть пять новых тенденций.

Во-первых, несколько стран Ближнего Востока хотят увеличить поставки нефти в Азию.

Во-вторых, по мере роста спроса в Западной Азии у региона будет меньше нефти для экспорта.

В-третьих, большинство азиатских стран надеются уменьшить свою зависимость от Ближнего Востока, в частности Саудовской Аравии.

В-четвертых, энергетическая безопасность Китая и Индии должна учитывать все источники энергии, а не только нефть и природный газ.

В-пятых, политика, дипломатия, военные отношения, геополитика и терроризм неизбежно связаны с друг другом, а поставщики и покупатели будут бороться с различными и постоянно меняющимися стратегиями для обеспечения своих собственных интересов.

Рассмотрим несколько прогнозов по динамике энергетической безопасности в Азии.

На Восток 

Более двух третей саудовской нефти потребляются в Азии. Эта цифра выше в Объединенных Арабских Эмиратах (96%) и Иране (86% для Китая, Индии, Южной Кореи и Японии). То есть ближневосточная энергия привязана к Азии.

К 2035 году мировой спрос на энергию вырастет на 40%. Большая часть этого роста будет приходиться на страны, не входящие в ОЭСР - на развивающиеся страны. Показатели варьируются от 85% (Администрация энергетической информации США) до 96% (British Petroleum). Поскольку производство на Ближнем Востоке увеличится на 30%, оно будет продолжать обеспечивать большую часть возросшего спроса. Но эта тенденция может быть ослаблена.

Внутреннее потребление нефти странами Западной Азии (включая Ближний Восток) в последнее время усилилось. Благодаря росту населения, усилению урбанизации и промышленному росту Саудовская Аравия и ОАЭ стали энергетическими ″миниобжорами″, и эта тенденция будет только усиливаться. Следовательно, в течение следующих нескольких десятилетий они вместе с другими региональными производителями смогут экспортировать меньше или, по крайней мере, столько же в процентах от общего объема добычи нефти.

Поэтому некоторые эксперты считают, что ближневосточная нефтяная хватка ослабнет, как это уже было. 2012 год стал поворотным для нефтяных поставок между Азией, Ближним Востоком и остальным миром. Излишки на Ближнем Востоке не будут поддерживать растущий дефицит спроса в Азии, которая будет все больше нуждаться в поставках из других частей мира.

Заинтересованные продавцы и потенциальные покупатели

Напряженность между поставщиками и покупателями может привести к интересным событиям. Например, к взаимодействию между нетерпеливыми и заинтересованными продавцами в Западной Азии и импортерами нефти в остальной Азии, которые в равной степени заинтересованы в расширении своего влияния на нефтяном рынке. Если оценивать обе стороны раздельно, можно оценить экстремальные различия в их прогнозах. Обе стороны убеждены, что в ближайшие десятилетие-два они окажутся правыми.

На недавней международной конференции Генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо намекнул, что Азия будет и впредь зависеть от Ближнего Востока: ”В обозримом будущем мы можем рассчитывать на то, что Азиатско-Тихоокеанский регион станет основным потребителем нефтяного экспорта ОПЕК и Ближнего Востока”. По прогнозам Баркиндо, в ближайшие 25 лет экспорт нефти из Западной Азии увеличится более чем на 50%. Его поддержали чиновники из стран-экспортеров нефти региона.

Советник министра по вопросам энергетики Ирака Дхьяа Джафар Хаджам аль-Мусави сказал, что его страна, которая продает половину своего нефтяного экспорта в Азию, увеличит этот процент до 80%. Следует помнить, что почти треть потребления в Азии приходится на нефтепродукты, которые поставляются азиатскими нефтеперерабатывающими заводами (в Индии, Южной Корее и Сингапуре), которые, в свою очередь, импортируют нефть с Ближнего Востока. Словом, нефтяные связи сложны и изощрены.

В то же время очевидно, что азиатские потребители хотят немного отдалиться от Ближнего Востока. Индия сообщила ОПЕК, что хочет уменьшить свою зависимость от нефти картеля. Китай на протяжении многих лет сумел диверсифицировать свои сырьевые ресурсы с помощью целого ряда решений. Чжан Джихак, старший исполнительный вице-президент Hyundai Oilbank, подсчитал, что Южная Корея может сократить долю импорта ближневосточной нефти с нынешних 85% до 70%.

Джихак сказал, что в первой половине 2017 года Азия стала ”главным пунктом назначения” для американских сортов нефти. Недавно Индия получила первую партию из Америки, и утверждает, что поставки будут расти. При нынешних мировых ценах на энергоресурс американская нефть остается финансово прибыльной для производителей и геополитически привлекательной для покупателей. Возрастающая зависимость Азии от Америки, скорее всего, будет раздражать Китай и Россию, которые хотят ослабить хватку сверхдержавы.

Эти тенденции, прогнозы и оценки могут сбыться. Все будет зависеть от темпов роста производства, а также спроса и предложения. Например, если азиатское потребление будет расти в более высоком темпе, чем увеличение производства на Ближнем Востоке, Азия будет покупать меньшую долю ближневосточной нефти для удовлетворения своих потребностей. 

Новая ось энергетической безопасности

Пекин, возможно, является лучшим примером того, как азиатские страны пытаются справиться со своими проблемами в сфере энергетической безопасности. В течение десятилетий Китай инвестировал в нефтяные и газовые месторождения по всему миру, чтобы уменьшить свою зависимость от Ближнего Востока, особенно Саудовской Аравии и ее союзников. В основе стратегии Пекина лежит главный приоритет - покупать нефть у стран, которые не находятся в медвежьем захвате США. В недавнем прошлом у государства появились два привлекательных геополитических варианта.

Россия и Иран являются единственными двумя крупнейшими экспортерами энергии за пределами лагеря Соединенных Штатов, у которых имеются достаточно значительные запасы нефти и газа, чтобы потенциально удовлетворить все требования импорта нефти и газа в Китае на устойчивой основе. Для Москвы и Пекина, которые несут исторический багаж враждебности, нефть все еще может быть средством для созависимости. Россия может попытаться сохранить баланс между поставками в Европу и Китай, а Китай будет хеджировать свои источники.

Однако именно Иран может стать идеальным вариантом для Китая из-за существующей словесной и дипломатической войны Тегерана с Америкой. Кроме того, Иран предлагает наземный маршрут поставок через Пакистан. ”У Китая и Ирана нет истории конфликтов, а Китай и Пакистан уже более полувека являются союзниками”, - отметил Самир Тата в статье для издания The Diplomat. Ирано-пакистанский трубопровод остается на месте. Китай стремится завершить китайские и пакистанские части, но у этого проекта есть свои собственные проблемы из-за внутренних потрясений в Пакистане.

Таким образом, Китай, Россия, Иран и Пакистан могут стать новой осью поставок энергоресурсов в ближайшем будущем. У Китая и России есть также другие энергетические планы в Центральной Азии, которые как противоречат друг другу, так и сходятся. Китай с энтузиазмом относится к проекту  нефтепровода из Казахстана. ”Основная привлекательность этого трубопровода заключается в том, что он предоставит Китаю маршрут поставок нефти, который позволит избежать морских путей, где доминирует военно-морской флот Соединенных Штатов. Он будет проходить через те районы, где доминирует Китай”, - поясняется в докладе  корпорации Rand.

Это не означает, что Китай откажется от Саудовской Аравии и ее союзников на Ближнем Востоке. Но, как утверждается в докладе Rand, страна надеется осуществить политику ”два импорта и один экспорт” в регионе. Два импорта включают в себя импорт нефти и инвестиций во внутренний нефтяной сектор Китая. Экспорт касается инвестиций Китая на Ближний Восток. Все три элемента уже реализуются и действуют на протяжении двух десятилетий.

Существует еще один аспект энергетического видения. ”В военном отношении Китай может использовать продажу оружия на Ближний Восток с тем, чтобы развивать более тесные связи с нефтедобывающими странами и, возможно, сократить расходы на импорт нефти”, - говорится в докладе Rand. Китай экспортирует оружие в Саудовскую Аравию, Ирак, Иран и Ливию. Поскольку эти страны сражаются друг с другом различными способами, у Китая есть возможность вовлечения или выхода из борьбы.

Энергетическая безопасность в целом, а не только в отношении нефти

В случае Индии и Китая нефть считается лишь одним из аспектов их общей энергетической безопасности. Нефть стала критическим компонентом, но нужно оценивать общую картину. Индия решила, что, даже используя несколько источников поставок нефти, она будет выбирать новые источники энергии, включая возобновляемые, солнечные и ядерные. В то же время она будет и впредь зависеть от традиционных источников, таких как уголь и гидроэнергия. Это случай использования множества стратегий, сплетенных в единое целое.

Понять сложности энергетической стратегии Китая непросто. Энергетический сектор Китая имеет такой масштаб и подвергся столь быстрой трансформации, что можно найти данные для поддержки большинства мнений и перспектив, которые часто противоречат друг другу. Таким образом, понимание должно включать целостный взгляд на всю систему, включающую транспортную и  стационарную энергию, а также связанные с ней технологии и оборудование.

Следовательно, в попытке по-настоящему понять энергетическую стратегию Китая, нужно одновременно рассмотреть несколько факторов. Например, страна увеличит мощность производства жидкого топлива из угольного сырья и создаст стратегический нефтяной резерв. Она будет диверсифицировать свои нефтегазовые источники, использовать инвестиции в качестве инструмента и приглашать партнеров для участия в своей экономике с высокими темпами роста. В конечном счете, Китай надеется стать одним из ведущих экспортеров энергетических технологий, таких как высоковольтные линии электропередач. И давайте не будем забывать о заинтересованности государства в энергетической инфраструктуре.

 

2300 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные