Больше чем поэт: жизнь и смерть Имадеддина Насими

Больше чем поэт: жизнь и смерть Имадеддина Насими

С 28 сентября по 1 октября в Азербайджане при организации Фонда Гейдара Алиева и министерства культуры пройдет второй фестиваль поэзии, искусства и духовности "Насими".

Как освободить ум, раскрепостить чувства, обрести гармонию с собой и окружающими миром? Ответы на эти вопросы в последнее время стало модно искать на разного рода бесполезных семинарах. И лишь немногие поняли, что лучшее средство психологической защиты - восточная поэзия. Одним из таких поэтов, который считал человека подлинным сокровищем мира и был уверен, что человеческий разум способен творить чудеса, считается основоположник философской газели в азербайджанской литературе Имадеддин Насими. Основу поэзии мастера, творившего на трех языках, составляет человек, его духовное богатство, его мир прекрасного.

Имадеддин Насими родился в 1369 году в азербайджанской Шемахе, которая на протяжении веков считалась политическими, экономическим, культурным центром и славилась высокими поэтическими традициями. В тамошних поэтических школах, обществах ученых и музыкантов собирались наиболее одаренные люди своего времени. В отличие от религиозных институтов при мечетях эти заведения работали в творческом, дискуссионном направлении – там велись беседы о литературе, искусстве, философии.

"Я атом всех вещей, я солнце, я шесть сторон твоей земли"

В такой духовной среде прошли детство и юность будущего великого поэта, сыгравшего важнейшую роль в истории развития азербайджанской литературно-художественной мысли. Насими создал множество стихотворных шедевров на фарси, арабском и родном азербайджанском, заложив основы азербайджанского литературного языка и обогатив его новыми выразительными средствами.

Насими жил в сложное для Азербайджана время междоусобиц и воин с захватчиками-тимуридами. В таких условиях в XIV веке как ответвление суфизма возникло социально-философское учение хуруфизма, основоположником которого называют Фазлуллаха Наими из Тебриза. Его философия, отношение к богу и человеку, понимание природы и небесных тел наши отражение в поэзии Насими.

Сам Наими был арестован и казнен тимуридами, но дело его жило - хуруфиты пропагандировали свое учение не только в Азербайджане, который называли "местом пробуждения", но и на Ближнем Востоке, и в Средней Азии.

Насими распространял идеи хуруфизма в Турции, Ираке Сирии и других арабских странах:

"Путь Запад знает, знает и Восток,

Что истина и есть единый бог,

Не зрящий истины, не зрящий бога,

По сути от шайтана не далек".

 

Учение, философское по содержанию, наряду с отображением гуманистического миропонимания в религиозно-мистической оболочке, отчасти носило и политический характер, поскольку хуруфиты ратовали за справедливый и свободный миропорядок.

Насими отличался от суфиев своим деятельным человеколюбием, тем, что был поэтом-бунтарем. Однако в своем творчестве поэт использовал только те черты хуруфизма, которые были выигрышны в художественном отношении.

"Я небосклон, я все планеты, и Ангел Откровенья я"

Как пишет исследователь творчества Насими Абдул-Азал Демирчизаде, азербайджанский письменный литературный язык сформировался в XII-XIII веках. Величайшим творческим подвигом Насими исследователи считают тот факт, что во второй половине XIV века, когда господствующими в регионе был фарси, он творил на родном азербайджанском. Как человек высокой эрудиции и блистательного таланта он придал новое направление азербайджанской поэзии и литературе всех тюркоязычных нардов.

"Все времена и все века — я. Душа и мир — все это я!"

Насими писал газели, касиды, месневи, фахрия и рубаи в основных размерах поэтической формы аруз, то есть во всех поэтических формах своего времени, используя исконно азербайджанские слова. Поэтому его произведения считаются самым богатым и авторитетным источником с точки зрения роли поэта в развитии азербайджанского литературного языка. Для обогащения языковой палитры Насими использовал пословицы, поговорки, идиомы, фразеологические обороты из разговорной речи и фольклора.

"Я жемчуг, в раковину скрытый. Я мост, ведущий в ад и в рай"

На начальной фазе развития азербайджанского литературного языка поэты и ученые писали и на фарси, и на арабском, и на азербайджанском. Для выражения научных, философских и религиозных понятий в основном использовали арабские слова. Поэты, писавшие на азербайджанском языке, отталкивались от произведений соотечественников, творивших на фарси – Низами, Хагани. Поэтому некоторые арабизмы и фарсизмы переносились в письменный азербайджанский литературный язык.

Вот один из образцов дидактической поэзии Насими на азербайджанском языке:

"Насими, если ты рассудительный человек,

Три качества сделай обычаем своим

Первое - доброжелательность, второе благородство характера,

И еще – ни на кого не смотри неуважительно (свысока).

Эти слова – доброе наставление потомкам. 

Ты обычая, но по сути – то же, что счастье".

 

Как пишет исследователь Джангир Каграманов, зрелость и обработанность поэтических форм стихов Насими, написанных по-азербайджански, глубина мысли, лаконизм и богатство их языка, свидетельствуют о древних языковых традициях. Насими, продолжая эти традиции, заложил фундамент классического поэтического языка и своими творениями открыл новый этап в истории азербайджанской литературы.

"Я самый тайный клад всех кладов, я очевидность всех миров"

Многие исследователи едины во мнении, что Нисами стал своего рода учителем и для Физули, считающегося классиком азербайджанской поэзии. Поэтов разделяет два века. Он творили в разные эпохи, но сумели создать лирику глубокого социально философского содержания, большой силы воздействия, подняв азербайджанскую поэзию на огромную высоту.

"Я дерево в огне, я камень, взобравшийся на небеса"

Интересно, что в средние века Насими был широко популярен среди армян, вплоть до того, что некоторые армянские источники говорят о нем как поэте, "признавшем христианство". Исследователь Мирали Сеидов объясняет это тем, что Насими не придавал значения разнице между религиями, оценивая человека не по религиозной принадлежности, а по духовным качествам: будь он христианин или мусульманин, человек уже потому дорог и ценен, что он – человек. Армянские поэты воодушевлялись передовыми идеями Насими, в частности Миран, живший и творивший в конце XVII- начале XVIII веке в Тебризе. Тамошние армяне говорили по-азербайджански, и большинство своих стихов Миран написал именно на этом языке. Творчество Мирана связано не только с Насими, но и со всей азербайджанской литературой. Причины кроются в богатом многожанровом народном творчестве и в древней классической азербайджанской поэзии, привлекавшей внимание передовыми идеями.

"В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь"

Насими видел гибель лучших людей свой эпохи, своих учителей, его самого преследовали невежды, и подчас поэт, впадая в отчаяние, писал о тленности мира. Но мгновения слабости проходили и он вновь обретал веру в человека, в его разум и справедливость.

В стихотворении, ставшем роковым для поэта, говорится:

Кто истину узрел, мой лик сумеет узреть

Но низкий взор лика аллаха не может узреть.

 

В переводе с поэтического: аллах воплощен в моем лице, всякий постигший истину – божество, взглянув в мое лицо, может увидеть аллаха.

Итальянский ориенталист Аслессио Бомбачи утверждал, что "доктрины хуруфизма опираются на идею о том, что аллах в первую очередь является в человеке, другими словами, в произнесенном или написанном слове".  

Насими умер мученической смертью - с живого поэта содрали кожу. Ходит много легенд о том, как вел себя поэт во время казни. Одни говорили, что он беспрестанно твердил "Я – истина, я – бог". Другие рассказывали, что когда мучители задали ему вопрос: "Если ты аллах, так почему же бледнеет твое лицо?", умирающий поэт ответил: "Я — солнце, взошедшее над горизонтом великой любви. Когда солнце совершает последний путь на запад, оно бледнеет".

После смерти Насими оставил богатое поэтическое наследие на азербайджанском, фарси и арабском языках. Его поэзия сыграла большую роль в укреплении культурных связей, взаимопонимания и духовной общности между народами, на языках которых он писал.

"Все то, что было, есть и будет, — все воплощается во мне"

6145 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!