К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева

К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева

5 февраля исполнилось бы 100 лет видному представителю азербайджанской культуры, выдающемуся композитору, ученому, педагогу и общественному деятелю, народному артисту СССР, Герою социалистического труда, лауреату Государственных премий СССР и Азербайджана, академику Кара Караеву. Юбилейной дате был посвящен концерт в Московской консерватории имени П. И. Чайковского.

Как заявил "Вестнику Кавказа" сын маэстро, заслуженный деятель искусств Азербайджана, профессор Московской консерватории и Бакинской музыкальной академии композитор Фарадж Караев, это был камерный концерт: "Камерные концерты не в традиции 100-летних юбилеев, но мы поставили программу - два блока фортепианных сочинений – четвертая тетрадь из цикла "24 прелюдии" и сюита в переложении для рояля из балета "Семь красавиц". Плюс вокальный блок -  три ноктюрна на слова Лэнгстона Хьюза, сочинение которое тоже не исполнялось минимум лет 40. Также в программу вошла скрипичная соната, соната для скрипки и фортепиано. Мы постарались совместить все жанры, чтобы слушателям было интересно". 

Отвечая на вопрос о влиянии азербайджанской культуры на музыку композитора Фарадж Караев заявил: "Это земля, на которой он родился, это воздух, которым он дышал, это солнце, под которым он рос, это молоко матери. Может быть, в позднем творчестве нет таких зримо узнаваемых интонаций азербайджанской музыки, но при всем при том, Караев остается азербайджанским композитором. В этом нет ничего удивительного и ничего необычного. Хотя у него есть сочинения ”Вьетнамская сюита”, ”Албанская рапсодия”, ”Тропой грома” - балет из жизни южноафриканской республики. Все равно он оставался самим собой, сыном своей земли своей. Он родился в Баку, всегда себя чувствовал сыном Апшерона. Когда он приезжал из Москвы в Баку, то говорил: "Мне здесь по-другому дышится". В его музыке все это отражено". 

Танцы из балета "Семь красавиц" (1952) прозвучали на концерте в транскрипции Владимира Генина. Пианистка Ольга Домнина рассказала "Вестнику Кавказа": "Я влюбилось в балет ”Семь красавиц” Кара Караева и попросила нашего друга, композитора Владимира Генина, чтобы он создал транскрипции для фортепиано-соло. Мировая премьера была в Баку, а потом я сыграла это в Центре им. Шостаковича в Париже. Российская премьера у нас состоялась в Воронеже, а сейчас проходит московская премьера. Надеюсь, мы будем расширять и углублять такие находки. Видите, я уже выучила  четвертую тетрадь из "24 прелюдий", собираюсь еще учить третью, вторую и первую". Караев - один из величайших учеников Шостаковича наряду, например, со Георгием Свиридовым.  В музыке Кара Караева есть сочетание европейской школы и восточных мотивов, восточной пряности, восточной мягкости. Мне захотелось такого нового видения классической музыки на основе другого фольклора, не европейского. Я это получила, получаю и нахожу в творчестве Кара Караева, потому что это уникальный симбиоз, скрещение школ, композиций Востока и Запада".

Исполнявшая на концерте сонату для скрипки и фортепиано (1960) скрипачка Елена Ревич заявила "Вестник Кавказа": "Очень интересно было играть, потому что это редко исполняемая, к сожалению, сейчас вещь. Ее нет в концертном репертуаре скрипачей, хотя она мастерски написана учеником Шостаковича. В этой сонате слышна и русская школа, и Стравинский, и Шостакович, но при этом остается индивидуальность композитора Кара Караева, ничем не скрытая. Эта музыка  индивидуальная, разнообразная, театральная - там очень много образов". 

Пришедший на концерт российский и азербайджанский музыкант Эмиль Кадыров заявил "Вестнику Кавказа": "Творчество Кара Караева - огромное наследие азербайджанской культуры. Когда азербайджанская культура представляется подобным концертом, замечательными исполнителями  в Московской консерватории, это, конечно, огромная работа, огромное влияние и с просветительской точки зрения, потому что очень много студентов присутствует здесь, очень много москвичей, которые слушают это музыку. Я считаю, что такие концерты вносят большой вклад в развитие наших отношений".

Доктор искусствоведения Рауф Фархадов рассказал "Вестнику Кавказа", что Кара Караев едва ли ни в одиночку создавал азербайджанскую композиторскую школу, хотя у него были единомышленники, соратники: "Это человек, который во многом перевернул представление о том, что такое национальная культура, национальная традиция. Человек, который долгое время очень удачно развивал синтез европейской культуры с азербайджанским мугамом, мелосом, интонацией, гармонией. В середине 1960-х годов он совершил радикальный переворот в своем творчестве, когда перешел к освоению новейших композиторских технологий, которые на тот момент считались наиболее буржуазными и формалистическими.  Этот переход Караева на новые рельсы во многом определил и пути развития азербайджанской композиторской школы, которая стала развиваться либо в русле его Третьей симфонии, которая декларировала соединение национального элемента с новейшими современными технологиями, либо в сторону его Скрипичного концерта, который декларировал идею соединения глубинного национального, опосредованно национального тоже с новейшими композиционными технологиями". 

"Бернард Шоу сказал, что человек, доживший до 100 лет интересен только тем, что он дожил до ста лет. Думаю, если бы Кара Караев дожил до 100 лет, он был бы интересен нам не только как лицо, дожившее до этого возраста, но и как креативный композитор, мыслитель, человек, который, действительно, всю жизнь пытался опровергать традиции, которые сам же и создавал, которые сам же потом нарушал и развивал что-то новое, и создавал что-то новое. В середине 1960-х годов он, в то время признанный классик советской музыки, авторитет, Лауреат Ленинской премии, высшей по тем временам почести в искусстве, перешел на такие радикальные, на такие формалистические, условно говоря, рельсы, поддержал поиск композиторов - Шнитке, Денисова, Губайдуллина - своим авторитетом, подкрепив верность избранного им пути", - заявил Рауф Фархадов.

По его словам, Кара Караев проложил совершенно новые, неведомые раньше возможности для национальной азербайджанской традиции: "Сегодня у нас такой концерт, где звучит разное, многожанровое, многостилистическое творчество Караева. Эти произведения, которые в каком-то смысле были лабораторией караевского духа, караевского мышления и подготовили тот переход, который он осуществил в середине 1960-х. Кара Караев проложил два пути развития азербайджанской музыки, по которым идет современная азербайджанская композиторская школа. Одни композиторы активно развивают национальный элемент - интонацию, мугамный мелос, мугамную мелодику, ашугские ритмы, ашугские гармонии в соединении с новейшими технологиями. Другая линия азербайджанской музыки - это развитие глубинных принципов, импровизационности, мелодийности, вариантности с современными технологиями. Но там уже нет такой "примитивной" связи с фольклором, с мугамом и прочим национальным элементом. Эти две караевские линии до сих пор для Азербайджана актуальны, до сих пор они являются доминирующими, и, наверное, еще на десятилетия вперед будут предопределять развитие национальной культуры". 

К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева
К столетию классика советской и азербайджанской музыки Кара Караева

13700 просмотров






Популярные