Андрей Бакланов: "Необходимо усилить антитеррористические связи с Турцией"

Накануне на открытии фотовыставки в Анкаре выстрелом в спину был убит посол России в Турции Андрей Карлов. Москва и Анкара совместно осудили этот акт международного терроризма, подчеркнув, что усилят взаимодействие в борьбе с террором. О причинах и следствиях первого в истории современной России убийства посла "Вестник Кавказа" побеседовал с заместителем председателя Ассоциации российских дипломатов Андреем Баклановым.

 - Андрей Глебович, на ваш взгляд, кому может быть выгодно это страшное преступление здесь и сейчас?

 - Я думаю, убийство было подготовлено и осуществлено именно вчера не случайно: это масштабное событие связано с теми новыми моментами, которые появляются на российско-турецком направлении в плане разблокирования ситуации в Сирии и в более широком контексте противодействия терроризму. Известно, что турецкая сторона оказывала определенное содействие, взаимодействовала с нами по преодолению острых ситуаций в Алеппо. Кроме того, сейчас рассматривается перспектива замены тех переговорных площадок по Сирии, которые существовали последние 3-4 года, так как они сработали неудовлетворительно, вылившись в попытки некоторых сирийских группировок узурпировать формат мирных переговоров. Теперь, насколько я понимаю, мы будем пытаться создавать новый формат, возможно, в Астане, как предложил президент Путин, и здесь просматривается очень весомая роль Турции.

В связи с этим, полагаю, что террористический акт был спланирован для того, чтобы как-то рассорить или хотя бы насторожить российскую сторону против Турции, так как это предотвратит дальнейшее сближение двух стран, являющееся для международного терроризма крайне тревожным и таящим значительные изменения как оперативной обстановки в регионе, так и на фронте борьбы с террором в целом. Если мы будем взаимодействовать с турками, а они отойдут от своей достаточно двусмысленной позиции, которая была в последние 2-3 года, возникнет качественно новая ситуация, гораздо более благоприятная для нас и менее благоприятная для боевиков. В этом и заключался смысл преступления: спастись от укрепления российско-турецкого антитеррористического фронта.

 - На ваш взгляд, как это событие повлияет на отношения России и Турции?

 - Я думаю, необходимо поступать так, чтобы реальное развитие событий шло прямо противоположно тем преступным планам, которые имели в виду организаторы этой террористической акции. Они хотели нас поссорить и отвратить от взаимодействия на антитеррористическом направлении – значит, надо, несмотря на подобного рода кровавые инциденты, исходить из своих государственных интересов, интересов борьбы против международного терроризма, и там, где есть возможность усилить антитеррористическое сотрудничество, в частности, с Турцией, делать это.

 - Каких действий следует ожидать от Москвы в качестве ответа на первое в истории современной России убийство посла?

 - Необходимо тщательно довести до конца расследование. То, о чем мы с вами говорим – только рассуждения, а нужно расследование, которое бы базировалось на фактах, а затем наказание для всех, кто виновен в этом злодеянии. Параллельно надо двигаться по другим направлениям: усиливать физическую и прочую безопасность наших дипломатических представительств. Необходимо проанализировать, все ли мы делаем для того, чтобы быть постоянно на чеку и в организационном, и в техническом, и в моральном плане. Нужно дополнительно работать с нашими заграничными коллективами, а самое главное – предупреждать подобные акты терроризма, для чего требуются и национальные усилия, и очень кропотливая работа по организации взаимодействия всех стран, где это может быть полезно.

В последние годы шло нарастание террористической угрозы вплоть до создания запрещенной в России террористической группировки ИГИЛ, что вообще уму непостижимо. В военное время никто не мог представить, что придет время, когда на территории двух независимых государств будет устроено бандитское средневековое государство. А ведь это говорит о беспомощности международного сообщества, это позор для всех нас, который нельзя допускать. Но чтобы бороться с этим, надо хотя бы на минимальном уровне возродить сотрудничество по линии Совета Безопасности с принятием согласованных, разумных решений, в том числе антитеррористическое сотрудничество.

В начале 2000-х годов оно начало складываться, у нас были сформированы рабочие группы с наиболее крупными западными странами и целым рядом ближневосточных стран. Но затем, к сожалению, на рубеже 2010-2012 годов эти группы, фактически, перестали функционировать, а наше взаимодействие на антитеррористическом направлении вообще исчезло, Россия была исключена из G8. Но такая политика абсолютно не соответствует историческому моменту, более того, мы можем говорить, что линия на всякого рода санкции и давление на нас стран Запада потворствует террористам и является продолжением террористической активности – это просто ее изнанка. С этим надо покончить и сделать так, чтобы в Европе были избраны лидеры нового поколения, которые более здраво смотрели бы на положение дел.

Какой может быть сейчас разговор с той же Меркель, если она опять поет эту безответственную песню в отношении санкций – о чем думает такой человек? Я думаю, надо постепенно менять отношение к подобного рода политическим динозаврам, отворачиваться от них. Наша позиция должна быть более жесткой в отношении подобного рода лиц и их политики, как несущих вред для антитеррористической борьбы и для жизни своих собственных стран, ведь они ведут их от одной катастрофы к другой.

 

2655 просмотров

Популярные