Скульптор Григорий Потоцкий: "Никто в мире не скажет, что армяне – это враги"

Скульптор Григорий Потоцкий: "Никто в мире не скажет, что армяне – это враги"

Это интервью со скульптором, Президентом Академии Доброты Григорием Викторовичем Потоцким было записано в 2012 году. Многие слова не потеряли своей актуальности, а многие - просто на все времена.  Он приехал в Москву в 1993 году, а в 1996 году москвичи купили ему квартиру. Как он утверждает, сложились по копейке, и у него появилось жилье. До их пор поражается, что русские люди купили молдаванину из Кишинева. С тех пор он поставил больше 60 памятников в 35 странах мира, продолжая тему межкультурного и межрелигиозного диалога. Говоря о конфликте вокруг Нагорного Карабаха, Потоцкий замечает: ″Армяне и азербайджанцы – жертвы в этой истории. Определенные силы их столкнули. Эти силы находились не внутри стран, а вне. Те же силы, которые их столкнули, имели все возможности предотвратить конфликт. Думаю, здесь лично виноват Горбачев. И если армяне и азербайджанцы в какой-то момент поймут, что не надо искать виноватых друг в друге, а что они стали жертвами определенных сил, может быть, это будет началом выхода из конфликта. Не надо рисовать друг друга черной краской″.

- Григорий Викторович, в 2010 году в рамках фестиваля "Карот" в Степанакерте установили Символ Доброты "Одуванчик". И это не случайно вы посвятили много памятников Армении: памятник Араму Хачатуряну, Шарлю Азнавуру, Символ Доброты "Одуванчик", Сергею Параджанову, Шаваршу Карапетяну,  Гаянэ Хачатурян…

- Я очень люблю армян.  Никто в мире не скажет, что армяне – это  враги. Если даже говорить про бандитские группировки, я никогда не слышал, чтобы армяне зверски убивали, зарезали, грабили. Где бы армянин ни жил, он всегда друг по отношению ко всем, кто его окружает. Почему во всем мире есть армянские поселения? Почему армяне так хорошо интегрируются? Потому что они добры, они мирные, они широкие, они дают. Это уже в ментальности, в характере. Я очень сочувствую карабахцам,  которые вынуждены жить в напряжении в течение многих лет. Руководители не могут договориться, а у  простых азербайджанцев  и армян, тех, что кровью и потом зарабатывают на земле, на самом деле нет друг к другу больших претензий. Они могут жить друг с другом в согласии. Понять должны обе стороны: там, где война – нет правды ни на чьей стороне. Вопросы, кто первый начал, напал – риторические.

Потоцкий создает скульптурный портрет Шарля Азнавура  

- Параджанов, скульптурный портрет, которого вы сделали, и шел по пути этого диалога. По пути Саят-Новы. Разорванное, покореженное лицо Параджанова – это очень сильная метафора…

- Когда я был в музее Параджанова,  я увидел, как сквозь решетку, которая стоит на окне, продавливается его лицо. И вдруг я  увидел этот крест от решетки, который буквально на четыре части разорвал его  голову. Я понял, что тюрьма была распятием советского человека. Мы были одной культурой, носителями одной ментальности. И сейчас претензии русских к грузинам и наоборот – они настолько придуманными кажутся. Это просто столкновение властей. Не надо пытаться историю исправить, это невозможно. Не надо искать правды и справедливости в прошлом. В прошлом есть только история. Правда и справедливость они всегда только настоящего времени, и никогда не бывают прошедшего. Есть только настоящее. То, что мы есть на этой Земле, что у каждого из нас хрупкая жизнь, мы не имеем права подвергать чужую и свою жизнь гибели от войны. К сожалению, человеческая история еще не пишется. Мы как звери ставим на территориях свои метки. А разве добро может быть с кулаками?

-Доверия между армянами и азербайджанцами нет, вот что главное…

-Да при чем здесь доверие?

- Если азербайджанцы хранили снаряды в храме Казанчецоц – о чем тут можно говорить? Для армян это до сих пор связано с болезненными ощущениями…

- Послушай, ты сейчас говоришь такую глупость! Когда идет война, наша мирная правда не работает. И потом, когда ты знаешь, что там снаряды, может, ты не станешь туда стрелять? Почему на Россию никто не нападает, может, потому что у нас есть атомная бомба! Она взорвется, и эта зараза распространится по всему миру! Когда мы цепляемся за какие-то представления, частности, мы ошибаемся. Мой друг поэт Ашот Сагратян сказал мне как-то: когда мы были Великой Арменией от моря до моря, мы что, не захватывали другие государства? Не сжигали чужие святыни? Не насиловали их женщин?  Нужно перестать заглядывать в прошлое. Армении с Турцией надо помириться.

- Некоторые армяне считают, что с Турцией они быстрее помирятся, чем с Азербайджаном…. Обиды столетние забудутся чуть быстрее, чем двадцатилетней давности…

- Но ведь Турция и Азербайджан – это примерно одно и то же. Кому-то нужна война. Кто-то на ней греет руки. Я хотел бы символ Доброты "Одуванчик" установить в Стамбуле. Были предварительные переговоры с префектом центрального округа, и я надеюсь, что дело пойдет. Я в этом марте символ Доброты установил в Венгрии. На границе трех государств: Румынии, Украины, Венгрии. Эти земли все время переходят из рук в руки. Что сегодня называется румынской землей, раньше была венгерской, все перепутано. Министр обороны Венгрии после этого приехал в Россию, когда нашли останки венгерских солдат, погибших здесь во время войны,  и сказал, давайте похороним этих людей, погибших за неправоту, и начнем строить новые отношения на принципах доброты. Эта идея должна разлетаться по всему миру. Так же Символ Доброты я хочу установить в декабре в Мексике. Почему? Была такая цивилизация майя. У них даже компьютер был свой ручной,  у них были такие открытия в математике, в медицине, они делали такие сложные операции.

Скульптурный портрет Сергея Параджанова

- Даже трепанацию черепа. И люди у них дольше жили, так утверждают археологи…

-Но многие ли об этом знают? До нас мало что дошло. Но мы знаем, что когда они встречали друг друга, они протягивали руки и говорили, я  такой же, как ты. Это было их приветствием. Это и есть желанием быть добрым, и прежде всего – к самому себе. Я хочу, чтобы так же была книга "Послание человечеству о доброте", где самые знаменитые люди планеты напишут о своем видении доброты, о том, какой урок извлекает человечество из опыта цивилизации майя.

-Григорий, продолжая тему межкультурного и межрелигиозного диалога, хочу спросить у вас о ваших памятниках, установленных в Турции.

-Мы все постоянно обвиняем турков, обвиняем мусульман в не толерантности. В Турции, действительно, очень трудно установить памятник кому бы то ни было, кроме как Ататюрку.  А ведь одним из самых значительных событий 2000 года стало открытие памятника христианскому Святому Николаю Угоднику Чудотворцу, в центре мусульманского мира, на его родине в  Демре. Сами турки выделили под эту установку 50 тысяч долларов на постамент – для маленького городка это огромные деньги!! Бронзовая скульптура Святого Николая была подарена мной Турции. Турки облицевали мрамором площадь, возвели мраморный постамент с земным шаром, вставили механизм, вращаясь, Святой Николай благословлял все стороны света. В день памяти святого Николая 6 декабря, в центре города, напротив храма Святого Николая, где всю жизнь он служил в сане архиепископа, состоялось торжественное открытие бронзового образа Святого Николая. Памятник открывали гости из пятидесяти  стран мира, духовные лидеры всех религиозных конфессий, представители Московской Патриархии. Турки проявили неслыханное уважение к нашему Святому, установив его на постамент в виде земного шара, показывая тем, что Николай Чудотворец благословляет весь мир - и христиан, и мусульман, и иудеев. Через год в Демре я  установил "Памятник миру":  за три месяца до атаки  на американские небоскребы, мой  памятник, как две капли воды похож на башни нью-йоркских близнецов. Композиционно - это пять каменных рядов мрамора, символизирующих пять континентов, на которых проживает человечество. Через них прошла трещина, как символ границ, суеверий, разделяющих людей. Лишь верхний ряд соединен тонкой тростинкой – это идея мира, хрупкость которого подчеркивает 40 тонн камней, которые ничто не удерживает, кроме центра тяжести. Любое движение камней – и тростинка рухнет, настолько хрупок мир.

Скульптурный портрет Арама Хачатуряна

- Турки не работают в области фигуративного искусства, для них характерны орнаменты, абстракция, арабески, поэтому им стал понятен мой замысел.

- Вот мы такие продвинутые христиане – мы можем в сторону мусульман что-нибудь подобное позволить?! Так кто из нас терпимее – мы или они?? По крайней мере, Турция вошла в Третье тысячелетие с идей веротерпимости и толерантности.  Мэр Демре Аднан Генч, когда я  ему предложил первый проект, сказал: "Как же так? Ведь меня не поймут! Выкинут с работы!" И все же идея толерантности и веротерпимости победила. Аднан Генч выдержал все негодование со стороны правоверных мусульман, которые требовали убрать христианского святого, но памятник демонтировать не стал.

- Подождите, но ведь памятник Святому Николаю  демонтирован! По решению уже другого мэра Демре Сулеймана Топку и вместо него установлен пластиковый Санта-Клаус! Артисты Наталья Андрейченко, Юрий Куклачев, Владимир Стеклов, певец Юлиан и другие деятели культуры подписали письмо на имя президента Турции Ахмеда Недждета Сезера, попросив его вмешаться в ситуацию. Официальную ноту направило и российское посольство. Так что же, все сошло на нет?

- На самом деле, это все не совсем так. Новые власти перенесли скульптуру Святого Николая на 50 метров ближе к церкви. Установили на постамент. Святой Николай как бы "спустился к людям". Паломники могут подойти к нему, прикоснуться… Так что теперь от любящих рук обувь отполирована. Когда он находился в центре, на площади, не все христиане вели себя деликатно… Могли провести богослужение возле памятника, без официального разрешения. Так что власти просто перенесли памятник поближе к церкви. Они его не спрятали куда-то в хранилище, или в музей. Не увезли куда-то. Николай Чудотворец как бы вышел из церкви, где служил и встал у входа на постамент.

 Я верю, что Турция будет одной из тех стран в мире, которая сыграет большую роль в урегулировании межконфессиональных диалогов. Ататюрк в свое время смог религиозное общество превратить в светское. Он заложил эти основы, чтобы в стране не было предельного фанатизма. Поэтому я верю, что армяне договорятся с турками. Я верю, что придет время, когда они вместе будут владеть горой Арарат. Откроют там свободную экономическую зону. И вообще нужна ли там граница? Турки не собираются с Арменией воевать.  И армяне тоже. Мы уже подошли к пониманию, что подобные проблемы можно решать без войны. Пусть люди живут, где хотят. Поскольку в мире идет всеобщая миграция, я  думаю, нужно запретить на международном уровне, чтобы какие-то этносы ни с того ни с сего вдруг объявляли землю своей. Война – это из прошлого.

-Ведь у вас не было проектов в Азербайджане?

- Нет, к огромному сожалению не было. Просто не сложилось пока. Зато поставил символ Доброты в Эквадоре под эгидой президента. Уникальная страна – не имеет границ. А ведь одно из положений Академии Доброты – доброта не знает границ. И все проблемы в Эквадоре разрешаются именно так. Например,  у них есть экологическая конституция. По которой человек должен по-доброму относиться к природе. Я установил памятник в Америке первому адмиралу Урайя Леви, который отменил телесные наказания на флоте. Раньше было нормой: старший бьет младшего, офицеры били матросов…А он отменил телесные наказания указом. Точно также каждый человек должен приходить к  тому, что нужно отменить войны как решение конфликта. А идея священной войны кощунственна и абсурдна.

Потоцкий создает скульптурный портрет Шарля Азнавура

- Как вы думаете, гуманитарное измерение всегда значительнее культурного?

- Слово "гуманитарный" иностранное. Оно сложно трактуется. Самое правильное измерение – это доброта. И точка. От духовного, социального кризиса Россию и мир спасет только доброта. В русском языке слово "доброта" кроме нравственной категории имеет и другое значение – слово "добро" означает "имущество", "богатство". Добрый – это главная черта русского человека. Я открывал Символ Доброты во Франции, на одной из самых высоких точек Европы, где проходил чемпионат по горным лыжам. Когда обсуждалось решение об установке памятника. Мэр города сказал: "У меня двадцать благотворительных проектов, но я возьму Ваш проект, потому что мы на западе забыли, что значит "тебе" и живем в измерении "мне"". Кто-то сказал: "Надо же из французского языка практически исчезло слово "доброта"… Ни один из ста детей на Уроке Доброты в этом французском городке не дал ответа, что такое "доброта"… А ведь только ген доброты, заложенный в  душе ребенка, может остановить человечество от кровопролития.

- Но как начать диалог Армении и Азербайджана? Они пытаются общаться через Грузию. Ну, хорошо, культурные программы: кино, кухня… Это плохо работает. Люди посмотрели картины, кино и разошлись.

- Первое и главное – должна быть демилитаризация зоны. У  гражданского населения не должно быть оружия. Между ними должны встать войска третьей стороны – миротворцы. Нужно преследовать за любое нападение на мирных граждан. И чтобы такие преступники были вне закона.

- А кто может быть третьей силой? НАТО не может…

- Но ты посмотри на Сербию!  Армия Сербии воевала против своих граждан в той же Боснии. Был геноцид. Женщин насиловали тысячами, убивали мужчин и подростков…Пятьдесят тысяч закопали. Там нет правых и виноватых. Там обе стороны воевали.  Но нужно понять, почему развязалась эта война. Я только что посмотрел фильм Анжелины Джоли "В краю крови и меда". Она сделала жесткий, мужской фильм. Она сумела показать колоссальную несправедливость войны.  Говорят, в Белграде его пришли посмотреть всего двенадцать человек. Потому что там нападают по большей части на сербов. Потому что Сербия была государственной силой с президентом. Фильм, конечно, имеет анти сербскую направленность. И ведь американцы все же остановили эту бойню. Хотя бы просто развели по разным сторонам. Все будет очень просто. Потихоньку все вступят в ЕС. Будут жить без границ. В одном государстве. И на Балканах тоже люди будут жить там, где они хотят.

Армяне и азербайджанцы – жертвы в этой истории. Определенные силы их столкнули. Эти силы находились не внутри стран, а  вне. Те же силы, которые их столкнули,  имели все возможности предотвратить конфликт. И я думаю, здесь лично виноват Горбачев. И если армяне и азербайджанцы в какой-то момент поймут, что не надо искать виноватых друг в друге, а что они стали жертвами определенных сил, может быть,  это будет началом выхода из конфликта. Не надо рисовать друг друга черной краской. Как это делают сейчас сербы и хорваты. Ведь совсем недавно и азербайджанцы,  и армяне, и все народны Югославии, десятилетия жили в мире, дружбе, любви. В войнах не бывает победителей. Конфликты кому-то нужны, кто-то их "подогревает". И эти кто-то – мировая торговля оружием. Личное обогащение отдельно взятых людей. А те, кто воюют – всегда остаются ни с чем. Со своими могилами и медленно тлеющей ненавистью, которая служит порохом для новой войны.

- Что сейчас происходит в том регионе?  Идет переоценка тех событий? Люди покаялись друг перед другом?

-Очень хороший вопрос. Что касается армяно-азербайджанского конфликта, то армяне и азербайджанцы пока не могут простить друг друга. Когда-то каждый взрослый человек должен взять на себя мужество сказать: я не могу убить человека. Нужно перестать отождествлять понятие "земля" с понятием "мое". Земля принадлежит абсолютно всем! Она божья…Ее нельзя приватизировать. Да, существуют государства – но это все не вечно. Сейчас Россия выдвинула великую идею создать Евразию. Объединить все русские пространства, азиатские с Европой. Это идет еще дальше Евросоюза. И я верю, что получится. Войдут Армения и Азербайджан в этот союз, предположим.

-Так они и в СНГ вместе…

-СНГ, к сожалению, не государство – а псевдо образование. У участников ЕС нет спора по поводу  границ. И нет споров, которые бы решались военным путем. А СНГ – это образование для власти.  Но каким бы ни было СНГ, оно дает иллюзию выхода из сложившейся ситуации. Границы должны открываться, люди должны ездить, жить там где, лучше для них…

Я знаю, почему Армения не открывает границы с Турцией. Турки в основе своей люди очень мирные и трудолюбивые. Гостеприимные, открытые и достаточно цивилизованные. И проблемы свои они давно решают рублем – торговлей. Если Армения сегодня откроет границы, то турецкий огромный мир со всеми своими капиталами поглотит Армению. Сами армяне поедут в Стамбул, по всей Турции, и станут богатыми людьми. Какие-то турки приедут в Армению, и эти страны сольются. Есть страх мирной ассимиляции.

Не нужно навязывать туркам чувство исторической вины. Они не должны ничего за то, что произошло сто лет назад. Платить нужно было заставить  сразу. В случае с Германией все было справедливо. Прямые потомки нацистов платили потомкам жертв. Люди, которые родились сегодня и живут сегодня, не могут быть виноваты. Нужно давать правильную правовую оценку: да, это был геноцид. Но требовать у современного государства компенсации – это продолжение войны. Нужно вовремя называть геноцид своим именем. А не давать правовую оценку через сто лет лет. Нужно заставлять платить конкретных людей, которые убивали, их родственников. В Германии же пришли к покаянию…

-Любить гораздо сложнее, чем убивать?

-Конечно. Любить – это отдавать. А убивать значит отбирать. Я считаю, что в Киргизии произошел геноцид по отношению к узбекам. Десятки тысяч зверски убиты… Миллион бежало за пределы страны. И никто в мире не кричит "Геноцид!" Никто не посылает свои самолеты развести киргизов и узбеков, как это сделали в Югославии. Ни одна из стран не вмешалась. Почему в историю с Сербией можно было вмешиваться, а почему не вмешались таким же образом в Киргизию? Почему мы сегодня ставим вопрос о том, что сто лет назад был геноцид в Армении и не ставим вопрос, что геноцид проходит сейчас в Киргизии, да и в других местах. Почему в Молдавии не объявлено, что война в Приднестровье была геноцидом по отношению к русским?! Почему, где вырезают людей по принципу национальностей и изгоняют их с территории не называют эти вещи геноцидом? А придумали такую демагогию, как национально-освободительная война… До тех пор, пока существует такая риторика, и геноцид, и войны будут. Но в целом, мир идет к глобализации. Исчезают границы, и теперь уже никто не захватывает чужие территории. Приходят к пониманию, что все-таки в мире жить лучше. Я думаю, что сегодня заканчивается эпоха homo sapience человека разумного и начинается эпоха человека сознательного homo conscience. Человек только тогда Человек, когда он добрый. Все сложные проблемы в мире должны решаться с использованием принципа доброты. Там, где доброта – там нет границ. В прошлом не надо искать правды и справедливости. Все, что в прошлом – это история. Правда и справедливость имеют только настоящее время. И если мы научимся понимать такие простые вещи, как эти несколько положений, мы войдем в новую эпоху развития человечества. И как великий мой друг социолог Эдгар Морен, услышав, что "Человек только тогда Человек, когда он добрый", сказал: "Ты прав, человеческая история еще не началась…" Я надеюсь, что между Арменией, Азербайджаном и Турцией, и другими странами начнется Человеческая история. И пример тому – Германия, которая сегодня живет в мире со своими соседями.

В сентябре 2010 года Григорий Потоцкий и Алексей Петренко посетили музей С.И. Параджанова

Экспозиции Потоцкого можно увидеть в Москве, Монреале, Риге, Париже, Женеве, Чикаго, Токио. Он неоднократно награждался за вклад в культуру, в том числе Золотой медалью имени М. Ломоносова, орденом Сергея Дягилева "За пользу русской культуре" I степени, орденом "Почетный гражданин России".

54195 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные