Валерий Нестеров: «Наметился позитивный тренд по нефтяным ценам»

Валерий Нестеров: «Наметился позитивный тренд по нефтяным ценам»

Одной из ключевых дат 2016 года для нефтяной отрасли стало 10 декабря, когда Организация стран - экспортеров нефти (ОПЕК) и государства, не входящие в картель, на встрече в Вене подписали соглашение о совместном сокращении добычи нефти. Между тем, как заявил , подводя итоги 2016 года, министр энергетики Александр Новак, в этом году добыча нефти выросла на 2,5%, до 547,5 млн т, что на 5,7 млн т выше уровня 2015 года. В свою очередь, Владимир Путин отметил, что плавное сокращение добычи нефти по договоренности с ОПЕК не повлияет на экономику России. «Мы считали бюджет 2016 года исходя из расчета $50 за баррель, а он оказался $40, - напомнил Путин. - Несмотря на это, мы сохранили резервы».

Нефтяные итоги года в интервью  "Вестнику Кавказа" подвел аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров.

- Годовой рост цен на нефть превзошел прогнозы экспертов, высказывавшиеся год назад.  Как долго цены продержатся на этом уровне и будут ли расти дальше?

- Проседание по году из-за такого тяжелого его начала все-таки продолжилось. Цена получилась $43 за марку Brent и где-то $42 за марку Urals. В январе-ноябре 2015 года цена на Urals была $52,6 за баррель. То есть, за 11 месяцев текущего года мы видим 20-процентное снижение. Это было бы плохо, если бы мы не видели, что тенденция переломилась, что в целом по году получается цена была 42-43 Urals. Brent обычно на пару долларов дороже. И цена нефти марки Urals в ноябре уже была $44 за баррель. Это - выше, чем в ноябре 2015 года. То есть, позитивный тренд наметился по ценам. 

По поводу дальнейшего роста мнения расходятся. Есть оптимисты, вроде City Bank, которые обещают цену $70 за баррель. Но, мой взгляд, это маловероятно. Более-менее определенно можно говорить, что в первом квартале будущего года цена должна поддерживаться в интервале $50-60. Во втором полугодии предсказывать сложнее.

Больше оптимистов, которые говорят, что цена продолжит рост к концу года, а излишек складских запасов тоже будет в значительной степени проеден.

Неплохие прогнозы, но это совсем не гарантируемый результат. Будем смотреть за дисциплиной - как будут соблюдаться  параметры соглашения о сокращении добычи 24 странами-подписантами. Сокращение наверняка будет меньше. Все страны вряд ли будут строго соблюдать договоренности, но если основные участники сократят (Россия на триста, Ирак на двести тысяч баррелей в сутки, Саудовская Аравия - на полмиллиона), тогда все будет неплохо. 

Некоторый оптимизм вселяют и планы Саудовской Аравии по сокращению бюджетного дефицита, потому что они примерно на треть увеличат нефтяные доходы. Если эта страна планирует улучшение своего состояния, своего бюджета, значит, она должна будет за это бороться, принимать меры. А мера может быть только одна - сокращение поставок своей нефти на рынок. Тогда, по их расчетам, в 2017 году доходы от отрасли увеличатся на 46%. Это неплохо, потому что сокращать добычу Саудовская Аравия собирается примерно на 5%, а доходы бюджета от отрасли могут увеличиться на 46%! Страна очень заинтересована в поддержании этих цен, как и Россия. Те, от кого зависит выполнение соглашения, реально заинтересованы в том, чтобы оно было выполнено. Во всяком случае, в первом полугодии. Если оно будет выполнено в большей части, все равно это окажет положительное влияние на цены.

Уже сейчас те ниши, которые образовываются или будут образовываться из-за недопоставок саудовской,  российской нефти, иракской, будут заполняться конкурентами. Это сланцевая нефть США, а также производство в Канаде нефти из битуминозных песчаников. Туда опять пошли деньги, проекты будут запускаться. Добычу будут наращивать Норвегия и некоторые другие страны. Поэтому надо очень осторожно следить за состоянием рынка и не потерять его, ведь на наших глазах та же Саудовская Аравия, тот же Иран проникают на рынки Восточной Европы, угрожая интересам России на этом традиционно российском рынке. 

-Каким был этот год для российской нефтяной промышленности?

- Этот год получился боевым, очень успешным, потому что темпы роста добычи на 2,5% выше, чем планировалось. Был реализован целый ряд крупных проектов, которые запущены в эксплуатацию -  Пякяхинское, Мессояхское, Филановское месторождения. В отрасли в основном сохраняется налоговая стабильность. Сделаны определенные шаги по импортозамещению, вырос энергетический экспорт.

С другой стороны, упавшие цены не позволили энергетическому экспорту сыграть такую роль, как в былые годы. Нефть и газом сейчас обеспечивают примерно треть доходов бюджета, а до падения цен обеспечивали половину. Нефтяники сделали очень многое, успешно использовали слабость рубля, но, возможно, сейчас они уже достигли пика своих текущих возможностей.

Дальнейшие возможности роста, мягко говоря, сильно затруднены, в том числе, из-за финансовых санкций, недостатка импортного оборудования. Более того, успех достигнут за счет интенсивного разбуривания запасов, которые открыты. Это дорогой прирост. Сейчас темп роста или поддержания добычи нередко осуществляется за счет менее рационального использования ресурсов этих месторождений, за счет интенсивного разбуривания и тех «сливок», которые сейчас пытаются снять. Впрочем, так же ведут себя и американские нефтяные компании, которые сейчас бурят sweet-spots. С точки зрения рационального недропользования у нас не все благополучно. 

-Насколько в итоге восстановился баланс спроса и предложения к настоящему времени?

- На рынке перепроизводство сохраняется. Оценки разные, их точно никто не знает. Называется от одного до двух млн баррелей в сутки.

-Какие тренды будут действовать на нефтяные цены в 2017 году?

- Существующий тренд может продолжиться, если будет соблюдаться соглашение, если оно будет распространено на вторую половину следующего года. Привести к единому знаменателю 24 очень разные страны, или даже пять основных производителей нефти очень сложно. Речь идет лишь о конъюнктурном временном улучшении. Поэтому не надо расслабляться. Соглашение может быть нарушено, и ответственность за это не будет нести ни Россия, ни Саудовская Аравия. Тогда траектория цен будет другая.

Сейчас важно то, что есть консенсус, и достаточно широкий. Всех - и ближневосточных экспортеров, и африканских, и американских производителей сланцевой нефти, и Россию устраивают цены $52 или $60. Хотелось бы, чтобы цена на таком уровне задержались, и в перспективе ближайших лет выросли и до $70.

Но гарантировать этот тренд на данном этапе невозможно, потому что нефтяная торговля - очень «нервная девушка». Ситуация на Ближнем Востоке взрывоопасная, нестабильность сохраняется и в других странах, и в Брюсселе, и в Африке. Поэтому делать очень четкие прогнозы не оправдано. 

5140 просмотров


Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные