Владимир Сажин: "Ядерная сделка с Ираном может развалиться"

Владимир Сажин: "Ядерная сделка с Ираном может развалиться"

Новый этап в американо-иранском противостоянии обозначил сегодня вице-президент США Майк Пенс, заявивший, что Вашингтон видит всего два варианта будущего ядерной сделки "шестерки" переговорщиков и Тегерана: либо она будет пересмотрена, либо Штаты выйдут из сделки в течение ближайших месяцев. О том, чего хотят американцы и каким сегодня представляется развитие конфликта двух стран вокруг ядерного соглашения, "Вестник Кавказа" побеседовал со старшим научным сотрудником Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимиром Сажиным.

- Владимир Игоревич, прежде всего, какие поправки в соглашение "шестерки" с Ираном хотят внести американцы?

- Еще во время предвыборной кампании Дональд Трамп заявил, что СВПД невыгоден США и всем странам, которые его подписали, кроме Ирана. Он долго искал недостатки, и, как он сказал, нашел их: отсутствие возможности для международных инспекторов контролировать абсолютно все объекты, в том числе военные; отсутствие гарантий, что Иран никогда не сможет получить ядерное оружие; ограниченность срока действия СВПД 10-15 годами; отсутствие запрета на создание Ираном баллистических ракет, способных нести ядерное оружие. Вот эти четыре недостатка, которые увидел в документах Трамп, он хочет компенсировать дополнительными соглашениями к СПВД или заменой СВПД на другой документ.

- Насколько эти претензии в сделке с Ираном соответствуют действительности?

- Прежде всего стоит обратить внимание на то, что Иран не только является членом МАГАТЭ, но и подписал в 2003 году дополнительный протокол к соглашению с МАГАТЭ. Это необязательный, добровольно подписываемый документ, по которому страны-подписанты обязуются принимать инспекторов МАГАТЭ в любое время, без длительных бюрократических согласований, и проверке подлежат любые объекты, которые инспекторы сочтут ядерным, а не только те, что страна сама декларирует как ядерные. Парламент Ирана так и не ратифицировал этот протокол, однако выполнял его требования без ратификации с 2003 года по 2006 год и с момент подписания СВПД по сей день. В этом плане претензии Трампа беспочвенны, поскольку контроль за ядерными объектами Ирана и так установлен максимально возможный. Конечно, американцы хотят получить доступ к секретным военным объектам, которые не имеют отношения к ядерной программе, но Тегеран не станет их показывать никогда. Что касается гарантий от создания ядерной бомбы, то их не могут дать ни документы, ни организации. Если уж страна захочет сделать ядерную бомбу, она ее сделает. Достаточно вспомнить пример КНДР, которая в 1974 году вступила в МАГАТЭ, в 1985 подписала Договор о нераспространении ядерного оружия, на основе этого построила ядерную инфраструктуру, а в 1994 вышла из агентства и создала ядерное оружие.

- На ваш взгляд, насколько изменился взгляд на ядерную сделку за последние полтора года – удалось ли США кого-либо склонить на свою сторону?

- Россия и Китай сразу выступили против любых попыток изменить этот договор. Сейчас совместная комиссия США, Великобритании, Франции и Германии ведет переговоры в Европе. США хотят заставить три европейских участника сделки поддержать идею Трампа заставить Иран изменить соглашение либо выйти из него. Но европейские страны тоже заявили о поддержке СВПД, и им Иран действительно нужен и в политическом, и экономическом плане. Напомню, что за 2017-й год товарооборот между Ираном и ЕС вырос в два раза: с почти $5 млрд до почти $10 млрд, это показывает заинтересованность европейских компаний в иранском рынке. В то же время, у американцев есть рычаги. США контролируют многие банковские мировые системы и другие экономические объекты инфраструктуры всего мира. Если Вашингтон внесет определенные санкционные меры против тех европейских компаний, которые будут сотрудничать с Ираном, то, конечно, компании между Ираном и США выберут США. Если американцы будут очень жестко настаивать, есть вероятность того, что европейцы поддадутся, оказавшись в безвыходном положении.

- В таком случае, к какому исходу ситуации все идет: выйдут ли американцы действительно из сделки и чем это будет грозить?

- Если американцы додавят Великобританию, Францию и Германию, то сделка развалится. Поскольку Иран выступает против любых изменений сделки и любых новых переговоров по своей ядерной программе, вариант принятия дополнительных документов исключается, а значит, тогда останется лишь путь развала СВПД. Но есть вариант, что надавить на европейцев не получится и из сделки выйдут только США – тогда СВПД можно будет сохранить, так как Иран обещал сохранить все обязательства, если остальные участники сделки, кроме американцев, будут ее придерживаться.

Развал сделки чреват значительными негативными последствиями и на международной арене, и внутри Ирана. СВПД – это знаменательный, второй после Договора о нераспространении ядерного оружия 70-х годов важный документ, на практике внесший большой вклад в дело нераспространения. Если сделка рухнет, откроются возможности для порядка 30 так называемых пороговых стран создать собственное ядерное оружие. Кроме того, СВПД – это большая победа президента Хасана Рухани, основа его политической деятельности в стране. У Рухани много политических противников в стране, весьма сильных, с самого начала выступавших против соглашения и даже переговоров по иранской ядерной программе, и потому разрыв соглашения может привести к уходу Рухани и его команды из руководства Ирана, что способно полностью переориентировать как внутриполитический, так и внешнеполитический курс Ирана. Это не в интересах ни Ближнего Востока, ни всего мира.

- Означает ли это, что в противостоянии исполнению ядерной сделки с Ираном сейчас объединились интересы Вашингтона и иранских радикалов, против которых США сами же и выступают?

- Действительно, Трамп и его дипломатия сейчас действуют в интересах самых радикальных фундаменталистских консервативных сил в Иране. Они вместе работают против Рухани, что может привести к самым печальным последствиям, ведь Рухани – это договороспособный человек, которому удалось открыть Иран для всего мира. Если его мягкая политика прекратится, это может привести к большим проблемам. Во-первых, Иран возобновит прежнюю ядерную программу, и никаких новых переговоров вести уже не будет, а будет работа по созданию ядерного оружия. Израиль и США, в свою очередь, как и сказал Пенс, не допустят создания ядерного оружия в Иране, но это возможно будет только силовыми методами. Встанет вопрос о войне, и последствия могут быть самые страшные.

13945 просмотров






Популярные